поручительства для вашего бизнеса

+7 (495) 967-19-49

Учрежден в 2006 г.  
Правительством Москвы

Интервью исполнительного директора Фонда - Алексея Ермолаева порталу "Деловая среда": как предпринимателю получить кредит при поддержке Фонда

19.06.2013
Интервью исполнительного директора Фонда - Алексея Ермолаева порталу "Деловая среда": как предпринимателю получить кредит при поддержке Фонда

Ориинал читайте на портале "Деловая среда" http://journal.dasreda.ru/money/3097-my-pytaemsya-podderzhat-i-razvit-biznes-nam-absolyutno-neinteresno-bankrotit-ego-v-nachale-puti 

Ежегодно под поручительства Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы столичные предприниматели получают около 12 млрд рублей кредитов. Сотрудничество с фондом выгодно не только малому бизнесу, но и банкам, поскольку под поручительства фонда они создают меньшие резервы. О том, кому и на какую сумму фонд предоставляет гарантии, как он страхует свои риски и почему не бросает клиентов, допустивших дефолт, его глава Алексей Ермолаев рассказал «Деловой среде».

— Для чего нужны гарантийные фонды? Правильно ли я понимаю, что гарантийный фонд нужен предпринимателю, у которого нет активов для залога при получении кредита в банке?

— Правильно сказать «не хватает». Наши гарантии не дают 100% обеспечения по кредиту перед банком, и предприниматель должен иметь какие-то активы, чтобы нести часть рисков самостоятельно. Если бы гарантийный фонд поручался на все 100% за предпринимателя, у того пропало бы желание возвращать кредит. Система гарантийных фондов придумана не нами, в России она действует десять лет (первый фонд открылся в Свердловской области в июле 2003-го). Аналогичная система существует не меньше сорока лет в Европе, примерно столько же — в США.

— Какие риски готов брать на себя гарантийный фонд?

— Гарантийный фонд поручается в обычном порядке на 50% от суммы кредита и процентов за пользование им. В некоторых случаях Минэкономразвития установило максимальный размер поручительства в 70%, и ряд гарантийных фондов, в том числе наш, могут поручаться до 70%. Мы делаем это для тех сфер деятельности, которые город Москва считает приоритетными: производство, строительство, архитектура, инновации — до 70%; здравоохранение, образование, сфера социальных услуг —до 60%. Существуют градация и в абсолютных размерах поручительства. При обычном порядке это не более 30 млн рублей, в том числе для торговых компаний; для здравоохранения и образования — не более 50 млн рублей, а для производства и инноваций — 70 млн рублей. Работать с гарантийным фондом выгодно и банкам. Если есть обеспечение по кредиту, они могут в меньшем объеме формировать резервы. Сейчас мы добиваемся, чтобы Банк России отнес поручительства гарантийных фондов к первой категории поручительств, по которым банки создают наименьшие резервы. Сформировав меньший резерв, банк получит возможность выдавать больше кредитов, а значит, опосредованно может установить меньшую ставку по кредитам.

— А банки так делают?

— Делают. Но задача такая перед нами не стоит. Задача гарантийного фонда — обеспечить выдачу кредита тому, кому его без нашего участия или совсем не выдадут, или выдадут в существенно меньшем объеме. Однако предприниматели должны иметь в виду, что они, обращаясь в банк за кредитом с нашим поручительством, становятся для банка хорошим заемщиком. Поэтому никто не мешает предпринимателям обсудить снижение процентных ставок со своим банком.

— Насколько существующий объем гарантийного фонда Москвы достаточен с точки зрения масштабов малого и среднего бизнеса?

— Конечно, объем кредитов, который может быть гарантирован нашим фондом, меньше, чем объем кредитов, которые выдаются предпринимателям банками. Цифры просто несопоставимые. В среднем мы обеспечиваем своими поручительствами около 5% выдаваемых в Москве кредитов, а по Сбербанку 30% кредитов с залогом обеспечены нашими поручительствами. Но есть кредиты, где мы не нужны,— это беззалоговые ссуды, которые сегодня предоставляются во многих банках. И есть предприниматели, у которых имеется что заложить, а значит, наши услуги ими также не востребованы. Тем не менее потребность в гарантиях с нашей стороны сейчас, по нашим оценкам и оценкам банков-партнеров, приблизительно втрое превышает наши возможности. Мы можем выдать гарантий на 6 млрд рублей, а потребности в них оцениваются в 18 млрд рублей.

— Чем ограничены ваши возможности?

— Капитализацией. С одной стороны, нам грех жаловаться, капитализация Московского гарантийного фонда самая большая в стране: сейчас это 7,6 млрд рублей. И каждый год для увеличения капитализации нам поступают средства из городского и федерального бюджетов. В 2013 году мы уже получили 300 млн рублей из столичного бюджета, еще столько же получим из федерального, и тогда наша капитализация достигнет почти 8 млрд рублей. Лимит по поручительствам на 2013 год в 6 млрд рублей мы установили в феврале, на начало июля он уже выбран на 60%.

— Банки обращаются за увеличением лимитов?

— Конечно, особенно с учетом того, что второе полугодие всегда более ударное, чем первое. Вот Сбербанк уже выбрал 600 млн рублей из 1,2 млрд рублей своего лимита. И как бы он ни просил, больше мы дать не можем. У нас свои ограничения: на один банк должно приходиться не более 20% от общего объема поручительств. В прошлом году Сбербанк вплотную подошел к этой границе, сейчас его доля — 17,6–17,8%. Вот и приходится банку растягивать лимит на весь год.

— С кем помимо Сбербанка работает фонд?

— Мы работаем с 45 банками-партнерами. Кроме Сбербанка, с фондом наиболее активно работают Банк Москвы, ВТБ24, Номос-банк, Промсвязьбанк, Альфа-банк, Росбанк и банк «Кредит-Москва».

Повторно за поручительством обращаются 10% компаний. На мой взгляд, это убедительно доказывает полезность нашей работы. Ведь невозможно заставить предпринимателя два и более раз воспользоваться какой-либо услугой на платной основе, если ему это невыгодно.

— По вашему опыту, какие банки лояльнее относятся к малому бизнесу? Кто из них предлагает более низкие ставки по кредитам?

— Разница между банками, конечно, есть. Скажем так: квазигосударственные банки (Сбербанк, ВТБ24, Банк Москвы) дают более низкие ставки, но у них достаточно жесткий порядок отбора клиентов и сбора документов. Средние банки с точки зрения клиенто-ориентированности более лояльны к бизнесу. У них ставки по кредитам выше, зато эти банки более гибкие, у них более индивидуальный подход к клиенту. Если предприниматель где-то запятую не поставил или не может представить какой-то документ, ему могут пойти навстречу.

— Много ли компаний, которые повторно обращаются за гарантиями?

— Много. У нас есть фирма, которая получила гарантии уже 23 раза. Они распробовали преимущество такой модели еще в 2006 году и с тех пор ею пользуются. По нашим оценкам, повторно за поручительством обращаются 10% компаний. На мой взгляд, это убедительно доказывает полезность нашей работы. Ведь невозможно заставить предпринимателя два и более раз воспользоваться какой-либо услугой на платной основе, если ему это невыгодно.

— Какова статистика невозвратов, просрочки по кредитам с вашим поручительством?

— Из 5800 договоров за все время выплата произведена по 430 с небольшим. Это около 7,4%. В деньгах показатель меньше: 1,8 млрд рублей из 29 млрд рублей, примерно 6,2%. Просрочка у нас получается ниже, чем в целом по малому и среднему бизнесу,— по данным Банка России, это 8–8,5%.

— Вы свои риски страхуете?

— Мы рассматривали этот вопрос еще в 2007-2008 годах. Но оказалось, что страховой тариф слишком высокий: 6–9% от суммы. Откуда фонд возьмет 9%, когда он получает за свое поручительство 1,75%? Поэтому прямого страхования нет, но есть работа с рисками, собственный опыт невозвратов, наша статистика. Так, из накопленного опыта мы видим, что ИП не возвращают кредиты в два раза чаще, чем ООО. Да, статистика Банка России прямо противоположная, но у нас свой опыт. Есть зависимость невозвратов и от сферы деятельности заемщика. Производство действительно более убыточно, чем торговля, и там больше невозвратов. Оптовая торговля убыточнее для нас, чем розничная. А рестораны и гостиницы, по нашей практике, вообще не имеют дефолтов. Зная эти особенности, мы внимательнее смотрим на тех, кто обращается к нам за поручительствами.

— А есть какие-то маркеры, по которым вы определяете подозрительных заявителей?

— В первую очередь фонд обращает внимание на то, нет ли у заявителя «стоп-факторов» с точки зрения господдержки — например, задолженности перед бюджетом, не занимается ли он торговлей подакцизными товарами. При сумме свыше 10 млн рублей проводим дополнительную проверку. Или пристальнее изучаем тех, кто обращается за повторной гарантией в течение одного полугодия. Здесь смотрим на выплаты по предыдущим кредитам, чтобы предотвратить мошенничество. Однако, несмотря на дополнительные проверки, итоговые решения о выдаче поручительства у нас выносятся в срок до трех рабочих дней.

Не думайте, мы предпринимателей не обираем. Фонд — организация, которая поддерживает бизнес, поэтому мы всегда предлагаем мирные пути решения проблемы. Мы практикуем рассрочку и требуем, чтобы предприниматель вернул только то, что мы заплатили банку, без каких бы ни было процентов.

— А если предпринимателю отказали в поручительстве, может он подать апелляцию на решение фонда?

— Нет, какие-либо апелляции в таких случаях не предусмотрены. При отказе фонд указывает предпринимателю на недостатки. Если предприниматель имеет возможность устранить эти недочеты или, например, исправляет ситуацию с просроченной задолженностью, он может вновь подать заявку. Мы идем навстречу по максимуму.

— Что фонд предпринимает в случае дефолта заемщика?

— По закону банк должен поработать с заемщикам самостоятельно не менее 90 дней и только после этого идти к нам. Это сделано специально, чтобы банк не искал легких путей и не бежал прямиком к нам. Фонду это выгодно, поскольку за это время может быть реализован какой-то иной залог, а значит, сумма требований к нам уменьшается. Если все-таки банк обращается к нам, то мы выплачиваем возмещение и начинаем общаться с заемщиком самостоятельно, чтобы компенсировать выплаченную за предпринимателя сумму.

Не думайте, мы предпринимателей не обираем. Фонд — организация, которая поддерживает бизнес, поэтому мы всегда предлагаем мирные пути решения проблемы. Мы практикуем рассрочку и требуем, чтобы предприниматель вернул только то, что мы заплатили банку, без каких бы ни было процентов. К рассрочке мы и банки склоняем. Мы пытаемся поддержать и развить бизнес, поэтому нам абсолютно неинтересно его банкротить в самом начале пути. Поэтому у нас есть клиенты, которые потихонечку добровольно платят. Конечно, есть и такие, с которыми приходится идти в суд, используя все правовые меры, чтобы вернуть задолженность. Без этого никак.

— По вашим ощущениям, насколько грамотны российские предприниматели?

— Специально мы этот вопрос, конечно, не изучали. Но бывают случаи, когда предприниматель считает, что, заплатив нам 1,75% от суммы поручительства, он тем самым перекладывает на нас всю ответственность по своему кредиту, что свидетельствует о недостаточном уровне финансовых знаний. Сейчас во многих банках открываются «Школы предпринимателя». Такие есть в Промсвязьбанке и Росбанке, да и Сбербанк в своих центрах развития бизнеса активно повышает грамотность предпринимателей. Это нужно делать. Это правильно. Наш фонд всегда старается по мере возможностей участвовать в семинарах, встречах с предпринимателями, разъяснять им их возможности и ответственность. Предприниматели могут получить всю информацию о фонде на сайте www.fs-credit.ru и в блогах на Facebook и «ВКонтакте», у них есть возможность задать нам вопросы через форум, по электронной почте или телефону.